Иерей Николай Петрович Шмарин (1906-1942 гг.)
Иерей Николай Петрович Шмарин (1906-1942 гг.)

Священники Липецкой земли — участники ВОВ: иерей Николай Шмарин

В советское время Русская Православная Церковь была гонима, поэтому информация о сотнях священнослужителей, мужественно защищавших родину в Великую Отечественную войну, была очень скудной. В то же время, они защищали свою родину, которая, казалось бы, предала их и безжалостно уничтожала вплоть до войны. Один из них, отец Николай Шмарин, сын священномученика Уара, епископа Липецкого, по благословению своего родителя с юного возраста ставший священнослужителем в годы гонения на Церковь, и положивший свою жизнь «за други своя».

Иерей Николай Петрович Шмарин родился 31 января (13 февраля) 1906 года в селе Ново-Александровка Козловского уезда Тамбовской губернии (совр. село Новиково Староюрьевского района Тамбовской области) в семье диакона Петра Алексеевича Шмарина, будущего священномученика Уара, епископа Липецкого, и его супруги Клавдии Георгиевны. Отец Николая служил тогда в домовом храме мужской Иоанно-Богословской учительской школы, которая находилась в этом селе, а также трудился учителем в этой школе.

Диакон Петр Шмарин с Клавдией Георгиевной, Марией и Николаем (стоит справа), 1910 г. 

Диакон Петр Шмарин с Клавдией Георгиевной, Марией и Николаем (стоит справа), 1910 г. 

В 1910 году, после рукоположения диакона Петра в сан иерея, семья переехала в Финляндию. Отец Петр был определен настоятелем Крестовоздвиженской церкви, расположенной на острове Мантинсаари в Ладожском острове, недалеко от Валаама.

Николай воспитывался в дружной многодетной семье, у него были три брата и две сестры. По воспоминаниям потомков, отец Петр с прихожанами совершали паломничества на Валаам, нередко и у них дома гостили валаамские монахи. Отец Петр был человеком открытым, общительным и с каждым мог найти общий язык. В его доме всегда кто-нибудь жил, и за стол никогда не садились одной только своей семьей, но всегда были гости.

Семья о. Петра Шмарина, Финляндия, 1914 г. Николай стоит справа.

Семья о. Петра Шмарина, Финляндия, 1914 г. Николай стоит справа.

В 1915 году отца Петра переводят на материк, в Преображенский храм при станции Мустамяки (совр. поселок Яковлево Выборгского района Ленинградской области). Николай поступил в Выборгское реальное училище, здесь же в женской гимназии училась и его старшая сестра Мария. Закончить учебу им помешали революционные события 1917 года.

Они повлекли за собой отделение Финляндии от Росси в декабре 1917 года. Выборг и его окрестности стали приграничной территорией с преобладающим русским населением. Вспыхнула Гражданская война между белыми финскими частями и финскими красногвардейцами, звучали лозунги «Смерть русским!»

Отцу Петру Шмарину вместе с семьей удалось спешно покинуть Финляндию, полностью потеряв все имущество. Он отвез жену с детьми на родину в село Новую Ситовку Тамбовской губернии, а сам вернулся в Петроград.

Семью постигла новая беда – все дети заболели тифом, а когда выздоровели, то заболела Клавдия Георгиевна. Она с детства страдала сердечной болезнью, и на этот раз сердце не выдержало – болезнь развивалась стремительно и привела к смертельному исходу. Скончалась матушка Клавдия Георгиевна 10 апреля 1918 года. Шестеро детей остались без матери.

Николай с сестрой Марией в юности.

Николай с сестрой Марией в юности.

Вскоре к семье вернулся отец Петр. Его назначили настоятелем в храм великомученика Никиты в селе Тютчеве, в десяти километрах от Лебедяни. Младшие дети жили у родственников, а Николай остался с отцом. Он поступил в Лебедянский педагогический техникум, который успешно закончил.

Николай Шмарин. Лебедянь, 1923 г.

Николай Шмарин. Лебедянь, 1923 г.

Служение отца Петра в эти годы было непростым. Он активно выступал против обновленческого раскола, за что его неоднократно арестовывали, предлагали снять сан. Авторитет отца Петра среди духовенства вырос настолько, что его поставили благочинным 2 Лебедянского церковного округа. А когда возникла необходимость иметь епископа на Липецкой кафедре, то выбор священноначалия пал на отца Петра Шмарина. 20 августа, по предварительном пострижении в монашество с именем Уар, состоялась его епископская хиротония.

Владыка Уар стал жить и служить в Липецке. Согласно семейному преданию, он предложил своему сыну Николаю принять священный сан и служить в храме великомученика Никиты в Тютчеве, где его все знают. Николай Петрович вступил в брак с дочерью лебедянского протоиерея Галиной Леонидовной Славиной, и 15 ноября 1926 года состоялась его хиротония во иерея.

Семья прот. Леонида Славина. Галина стоит между родителями, 1914 г.

Семья прот. Леонида Славина. Галина стоит между родителями, 1914 г.

Иерей Николай с Галиной Леонидовной, 1928 г.

Иерей Николай с Галиной Леонидовной, 1928 г.

Он жил в Тютчеве и служил в храме великомученика Никиты. В 1928 году в семье Шмариных родился сын Александр, в 1929 году дочь Зоя.

Из архивного документа 1927 года известно, что отец Николай, матушка Галина, сестра отца Николая Мария, которая жила с ними в то время, были «лишенцами», то есть пораженными в правах, как священнослужитель, члены его семьи и родственники. Лишение политических прав гражданина в то время накладывало отпечаток на всю его жизнь и карьеру. В том числе, они не могли получать пособия, включая и пособие по безработице, и даже пенсии, им не выдавали продуктовые карточки.

Отец Николай Шмарин с матушкой Галиной, Александром и Зоей, Егорьевск, 1932 г.

Отец Николай Шмарин с матушкой Галиной, Александром и Зоей, Егорьевск, 1932 г.

В 1931 году отца Николая призвали на военную службу – тыловое ополчение, которую он проходил в Подмосковье. Тогда же он служил в Троицком храме села Хотенчи Куравского района Московской области (совр. Егорьевский район Московской области) – с 1 февраля 1931 года по 13 августа 1932 года. За усердное служение он был награжден камилавкой, которую вручил ему епископ Орехово-Зуевский Иоанн (Соколов) 4 января 1932 года.

Пастырское служение молодого священника Николая Шмарина пришлось на годы гонения на Церковь. Согласно семейному преданию, во время служения в Тютчеве отец Николай получил через прихожан известие, что власти гото­вятся его арестовать. Поэтому ему лучше было бы на время покинуть село. С 18 ноября 1934 года отец Николай служит в Покровском храме села Стеньшино Избердеевского района. А семья его находилась в Липецке.

О служении отца Николая на этом приходе епископ Липецкий Уар (Шмарин) так написал архиепископу Воронежскому Захарии (Лобову), будущему священномученику: «Село Стеньшино оказалось в церковном отношении столь разлаженным, что там, при самой доброй воле, священник бессилен оздоровить прихожан… Кроме того, скудость содержания, высокое налоговое обложение, отдаленность от города и железной дороги, — все это вынуждает сына моего Николая Петровича Шмарина просить Ваше Высокопреосвященство, при случае, перевести его в другой приход, поближе к станции Грязи». Известно, что уже в марте-апреле 1935 года отец Николай Шмарин служил в Никольском храме села Каменное Грязинского района. Благочинный отзывался о его настоятельстве такими словами: «Все благополучно…хорошо ведет церковное дело».

Церковь переживала трудные времена, гонения усиливались. В феврале 1935 года по ложному обвинению был арестован архиепископ Елецкий Сергий (Зверев), 23 мая 1935 года – архиепископ Воронежский Захария (Лобов), 8 июня 1935 года – епископ Липецкий Уар (Шмарин). 11 сентября 1935 года в Липецке состоялось заседание выездной сессии специальной коллегии Воронежского областного суда. Владыке Уару был вынесен приговор: восемь лет тюремного заключения. До марта 1936 года он находился в тюрьме города Мичуринска Тамбовской области, а затем его отправили в Карагандинские лагеря. В семье отца Николая в 1936 году родился сын Константин.

Прокатилась новая волна повсеместного закрытия храмов. Поэтому служение отца Николая Шмарина в селе Каменном было недолгим. Ему удалось избежать ареста. После закрытия храма семья переехала в город Борисоглебск, где отец Николай стал работать часовым мастером. Матушка Галина подрабатывала шитьем. Старшие дети пошли в школу. В 1939 году родилась дочь Клавдия.

Отец Николай с Галиной Леонидовной, Александром, Зоей, Константином, 1937 г. 

Отец Николай с Галиной Леонидовной, Александром, Зоей, Константином, 1937 г. 

Приходили редкие письма от владыки Уара из Карлага. Одно из них, адресованное отцу Николаю и его семье, сохранилось у его потомков. В нем сквозит теплая отеческая забота о своих детях, внимание к их болезням и проблемам, и совсем короткое, в несколько строчек, сообщение о себе: «Я, по милости Божией, здоров…черный хлеб, щи и каша куда как целительны!» Комментируя сообщение о кончине своей тещи, владыка написал на полях красноречивое примечание: «Вообще для «дедушек» и «бабушек» «лучше» пораньше умирать… Не правда ли?» О мученической кончине владыки потомки узнали только в 1990-е годы.

Письмо Владыки Уара из Карлага.

Письмо Владыки Уара из Карлага.

С началом Великой Отечественной войны отец Николай был мобилизован на фронт. С декабря 1941 года по апрель 1942 года он находился в учебной части. Потом в составе 368 стрелковой дивизии, вместе с другими подразделениями 7 Отдельной армии участвовал в боях на Оштинском рубеже. Там проходил передний край обороны частей Красной Армии, сдерживавших наступление финских войск, стремившихся замкнуть второе кольцо вокруг Ленинграда и тем самым добиться падения города, гибели Ленинградского фронта и Балтийского флота.

По приказу командования 11 апреля 1942 года началось наступление частей 368 стрелковой дивизии. Была поставлена задача овладеть населенным пунктом Левино в Вологодской области. Операция велась в необычайно-тяжелых условиях, ограниченными силами и средствами, в трудных условиях лесисто-болотистой местности, весенней распутицы глубокого и мокрого снега со слабо развитой сетью дорог, без поддержки авиации ввиду туманов. Упорные бои длились несколько дней, в результате дивизия значительно улучшила свои позиции. Но ввиду большой потери численности солдат, наступление было временно приостановлено.

Иерей-воин Николай Шмарин погиб в этих боях 12 апреля 1942 года и был похоронен на месте боев, в 3,5 км от деревни Мироново у дороги на деревню Левино Оштинского района Вологодской области. Впоследствии поисковые отряды произвели перезахоронения воинов, погибших при защите Оштинского рубежа, в общей братской могиле в селе Ошта Вытегорского района Вологодской области. В настоящее время там воздвигнут мемориал «Скорбящая мать».

Дети и внуки иерея Николая Шмарина у мемориала в Оште, 1980-е гг.

Дети и внуки иерея Николая Шмарина у мемориала в Оште, 1980-е гг.

Потомки отца Николая сохранили его письмо с фронта, которое было написано незадолго до гибели, 28 марта 1942 года. 

Письмо о. Николая с фронта. 

Письмо о. Николая с фронта. 

Оставшись вдовой в 33-х летнем возрасте, матушка Галина Леонидовна Шмарина, несмотря на трудности, смогла воспитать и поставить на ноги всех четверых детей.

Дочь отца Николая Шмарина Клавдия с семьей, гостями и прихожанами, Христо-Рождественский собор г. Липецка, 23 сентября 2018 г.

Дочь отца Николая Шмарина Клавдия с семьей, гостями и прихожанами, Христо-Рождественский собор г. Липецка, 23 сентября 2018 г.


В публикации использованы материалы из неопубликованных источников: личных архивов Клавдии Николаевны Локтевой (Шмариной), Николая Александровича Позднякова, Ирины Владимировны Троховой, Антонины Ивановны Чесноковой.

Антонина ЧЕСНОКОВА
член комиссии по канонизации
Липецкой митрополии

x

Смотрите также

Заупокойная лития в Лебедянском благочинии в память о погибших в Великой Отечественной войне

22 июня, в День памяти и скорби, в городе Лебедяни прошли траурно-торжественные мероприятия. Почтить память воинов и мирных жителей, погибших в ...