Записки Паломника. Рассказ шестой. Вифлеем. Храм Рождества Христова

Итак, мы едем в Вифлеем. Сегодня – это территория Палестины и город населяют арабы. На въезде в город нас останавливают для проверки. «Оо, рус!» — улыбаются военные, среди них совсем молодая девушка с автоматом. К русским относятся хорошо, нас пропускают сразу.

Вифлеем – город, в котором родился иудейский царь Давид, а позже воплотился Господь наш Иисус Христос. Среди минаретов мечетей здесь возвышаются колокольни христианских храмов. Пять раз в день по городу разливаются напевы намаза, а рано утром и поздно вечером звон колоколов призывает христиан на молитву. Напротив храма Рождества Христова, на этой же площади, стоит мечеть.

Над пещерой, в которой родился Спаситель, в IV веке святая царица Елена воздвигла храм. В VI веке он был перестроен императором Юстинианом. При нашествии персов в 614 году храм не был разрушен. Спасли храм волхвы, которые были изображены над входом. Художник изобразил их в виде персов, и когда персы вошли в храм и увидели своих предков, поклоняющихся этому святому месту, они посчитали грехом разрушение храма. В VII веке, после завоевания города арабами-мусульманами, внешний вид храма изменился, он стал более походить на крепость. Вместо высокого входа христиане сделали маленькую калитку, так называемые «врата смирения», для того чтобы арабы не смогли въехать в храм верхом. Сейчас это имеет символическое значение: каждый, кто входит в храм, совершает низкий поклон, отдавая дань уважения святому месту. Внутри храма, на стенах, сохранилась мозаики и фрески XII века. Сохранился и мозаичный пол IV века, который закрыт сейчас деревянными щитами. Под алтарем храма находится пещера Рождества Христова, в которую есть два входа: левый и правый. Как и в храме Гроба Господня, в храме Рождества действует «status quo»: левый вход принадлежит григорианам-армянам, правый – православным. Место Рождества помечено серебряной звездой, которая в 19 веке стала причиной войны между Россией, Турцией и Англией.

Прибыли мы в храм рано утром для того, чтобы принять участие в Богослужении на месте Рождества Христова. У правого, православного входа в пещеру – небольшая церковная лавка. В ней принимал записки греческий монах, который прекрасно говорил по-русски. Мы пообщались, и он проводил нас в пещеру, закрыл лавку и сел на стульчике справа от престола, на котором совершалась Литургия. Каково же было наше удивление, когда смиренный монах оказался епископом Василием, настоятелем православной общины храма Рождества! Служба велась на арабском, греческом и церковнославянском языке. После богослужения священство и прихожане поднялись в православный придел для получения благословения от епископа.

И тут наша группа всполошилась: мы не приложились к месту Рождения Спасителя! И гид как назло куда-то отлучился. Мы не знали, что сразу же после нас свое богослужение совершают католики, а потом и армяне. И что время для поклонения святыне начинается после всех служб.

Я в епитрахили спустился через левый, армянский вход, даже не подозревая, что за этим последует. Внизу, в пещере, дорогу мне преградил араб-полицейский, который бросился ко мне, что-то крича и дергая за епитрахиль. Ничего не понимая, я стал подниматься наверх обратно, но полицейский, схватив меня за епитрахиль, тянул вниз. Не знаю, что было бы дальше, вероятно, мы долго бы еще пытались понять друг друга, но тут подоспел наш гид. И тут выяснилось, что я невольно нарушил «status quo». Оказывается, если православный священник в епитрахили дважды пройдет через армянскую часть входа, то он (вход) автоматически становится православным, и в свое время на этом месте дело дошло даже до убийства. Однако узнав, что мы русские, полицейский обрадовался, извинился, сказал: «Россия – Палестина – дружба, капут Америка». И попросил все же снять епитрахиль.

А к месту Рождества мы приложились позже. Каждый из нас с благоговением стал на колени, прикоснулся к звезде и обратился со своей просьбой к Спасителю. Забылись все скорби и волнения, все межконфессиональные распри и разногласия. Нас было множество, мы собрались со всех концов земли, и все мы — каждый на своем языке — славили Господа, Лежавшего некогда в яслях на этом месте.

Все еще было впереди: Генисарет, проповедь, чудеса, ученики, казнь, Воскресение. А пока юная Мать склонилась над прекрасным Младенцем, шепча Ему слова, которых до того не слышал мир.

x

Смотрите также

Духовенство и миряне Лев-Толстовского благочиния совершили паломничество

Духовенство и миряне Лев-Толстовского благочиния совершили паломничество по святым местам района

13 июля по благословению благочинного Лев-Толстовского района протоиерея Андрея Гусева духовенство и миряне совершили паломничество по святым местам района. Паломничество началось с молитвенного пения в ...