Храм Воскресения Христова в Ельце

В дни пасхальных торжеств нельзя не вспомнить об одном из самых замечательных Елецких храмов – соборной церкви Воскресения Христова, украшавшей город на протяжении нескольких столетий. Воскресенская соборная церковь, ровесница возобновленному после набегов из Дикого Поля городу, упоминается в документах конца XVI века, когда в Ельце уже шла активная работа по постройке новой крепости, по набору служилых людей для ее обороны. Без сомнения, имя церкви символично: главный храм города, не единожды восстававшего из пепла, – в честь Воскресения Христова! С нами Бог! Оплот и твердыня, надежда, упование на небесное заступничество и уверенность в защите и несокрушимости!
htmlimage
Деревянная церковь Воскресения на протяжении XVII века, разделяя судьбу города, неоднократно горела и снова возобновлялась, пока в 1703 году не был построен новый храм – низ каменный, верх деревянный (такие постройки станут типичны для города вплоть до XX века).
Елецкое предание бережно сохранило память о том, что в Ельце в самом начале XVIII века  бывал Петр I проездом из Москвы на корабельное строительство в Воронеж. Царь не раз стоял обедню в Воскресенском соборе, читал во время службы Апостол – свою любимую книгу – и подпевал хору певчих.
В XVIII веке Воскресенская церковь полностью стала каменной. К началу XX века после многих перестроек Воскресенская соборная церковь представляла собой двухэтажный храм с трехъярусной колокольней, увенчанной шпилем на постаменте, в основание которого были вмонтированы часы, расположенные по сторонам света. Снаружи храм был оштукатурен. В 1797 году Яков Ростовцев, елецкий купец, пожертвовал колокол в 187 пудов весом (без малого 3 тонны!) на новую колокольню. В соборе имелись древние иконы, Евангелие из дома святителя Митрофана Воронежского и Евангелие также конца XVII века, пожертвованное ельчанкой инокиней Домной и переданное в собор через внука – посадского человека Алексея Семеновича Расихина. Хочется думать, что Евангелие, побывавшее в руках Расихиных (сейчас оно находится в краеведческом музее Ельца), принимавших Петра I у себя в доме, хранит много тайн, которые еще только предстоит разгадать!
В 1889 году, в непосредственной близости от Воскресенского храма, начал служить вновь построенный Вознесенский собор,  размеры которого более соответствовали нуждам разросшегося города. Однако Воскресенская соборная церковь, с тех пор с любовью называемая ельчанами «старым собором», не утеряла своего значения, сохранив прихожан – более тысячи человек, живших во всех районах города.
В XX веке Воскресенский собор разделил судьбу городских храмов. В 1922 году из него были изъяты церковные ценности,  в 1929 храм был закрыт, а еще через три года разрушен. Летом 1996 года в ходе археологических раскопок на Красной площади (Соборной, как она называлась изначально) были обнаружены и законсервированы остатки фундамента старого собора, по которым и сегодня можно судить о величине и месторасположении здания.
Стоя на площади и глядя на музеефицированные останки, мысленно перенесемся в XIX век и увидим торжественную картину, которую писатель И.А. Бунин пронес в своей памяти через всю жизнь, чтобы спустя десятилетия  описать свои гимназические впечатления, относящиеся к 80-ым годам XIX века, от посещения службы в елецком Воскресенском соборе, в романе «Жизнь Арсеньева»:
«Вот «табельный» день, торжественная обедня в соборе. Наш капитан, перед тем как вести нас, собравшихся во дворе гимназии, осматривает каждую нашу пуговицу. Учителя – в мундирах, в орденах, в треуголках. Идя по улицам, мы с удовольствием чувствуем, что прохожие смотрят на нас, как на что-то казённое, полувоенное, принимающее непосредственное участие во всём том параде, которым должен быть ознаменован этот день. К собору отовсюду сходятся и съезжаются другие «ведомства», то есть опять мундиры, ордена, треуголки, жирные эполеты. Чем ближе собор, тем звучнее, тяжелее, гуще и торжественнее гул соборного колокола. Но вот и паперть – «шапки долой!» – и, теснясь, расстраивая ряды, мы вступаем в прохладное величие широко раскрытого портала, и тысячепудовый звон ревёт и гудит уже глуше, над самой головой, широко и благостно-строго встречая, принимая и покрывая тебя. Какое многолюдство, какое грузное великолепие залитого сверху донизу золотом иконостаса, золотых риз причта, пылающих свечей, всякого чина, теснящегося возле ступеней амвона, устланного красным сукном! Для отроческого сердца было всё это нелегко: голова мутилась от длительности и пышности службы, от этих чтений, каждений, выходов и выносов, от зычного грома басов и сладких альтовых замираний на клиросе, изысканно щеголяющем то мощью, то нежностью…»

Дмитрий Перцев

x

Смотрите также

В Вознесенском соборе прошло собрание отдела по образованию

В Вознесенском кафедральном соборе города Ельца состоялось собрание отдела религиозного образования и катехизации. Встречу провел секретарь Елецкой епархии протоиерей Александр Дорофеев. Присутствовали председатель отдела иерей ...