Музей при храме

Архитектор Кеслер М.Ю.

Реликварии и музеи при храмах

3 декабря 2010 года вступил в действие Закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Каким образом религиозные организации будут осуществлять должную сохранность передаваемых государством церковных ценностей – вопрос, который волнует не только музейных работников, но и сами церковные организации. С сохранностью и доступностью музейного фонда сегодня большие проблемы. Не стоит забывать, что не для музеев написаны иконы, не для музеев сшиты церковные облачения и покровы на раки святых. Это выражение веры, материальное свидетельство о сердечной молитве и личном опыте богообщения. Отчуждать эти предметы от храма, выносить их из литургического контекста далеко не всегда оправданно. В экспозиции находится от 3 до 5 процентов музейных коллекций, всё остальное лежит в запасниках, доступ в которые весьма затруднен. Однако в Церкви хранение культурных ценностей налажено не лучше. Кражи икон из храмов перестали быть чем-то исключительным, реставрация ведется с серьезными ошибками и издержками, во многих епархиях нет никаких контролирующих реставрационную деятельность органов. Забота о сохранении культурного наследия до сих пор не осознана как задача всей Церкви.

В этой публикации говорится об историческом опыте и современной практике организации при храмах музейных хранилищ церковных реликвий.

Древлехранилища в России

Традиция собрания при храме церковных реликвий уходит в глубокую древность. Так, желая подчеркнуть единение Руси и htmlimageведущую роль Москвы, ее князья стремились вывести в свою столицу святыни и реликвии присоединенных терри​торий.

В 1380 г. князь Дмитрий Донской перенес из Владимира в Москву образ cв. Дмитрия Солунского «письма греческого», выполненный на гробовой доске святого. Из Вла​димира в 1395 г. была доставлена прославленная икона Богоматери Владимирской (XII в.). В 1497 г. в Москву был взят из Троицкой церкви в Новгороде почитаемый древний образ Богоматери Умиление. Ряд икон был принесен в 1518 г. из Владимира «для поновления» и некоторые из них навсегда остались в храмах Московского Кремля.

Оживленным дипломатическим и церковным контактам Древней Руси с Византией и Балканами в XIV-XV вв. сопутство​вал привоз на Русь произведений византийского искусства. Большое количество произведений церковного искусства концентрировалось в храмах и дворцовых покоях Московского Кремля. В казне великого князя и его домовом храме — Благовещенском соборе — хранились «образцы украшенные златом и бисером многоценным, Греческого писма, прародителем его от много лет собранных».

В России существовал древний обычай, по которому на гробах погребаемых лиц приносили иконы остававшиеся потом в усыпальнице либо в храме. Из таких икон, а обычно это были семейные реликвии и благословения родителей, составилось уникальное собрание Троице-Сергиевой Лавры.

После 1453 г. контакты Древней Руси с Православным Востоком становятся не столь оживленными и прямыми, как в предшествующие столетия. Но уже с начала XVI в. статейные списки регулярно отмечают многочисленные приезды духовных лиц с Православного Востока. И таким путем в XVI-начале XVIII вв. в Россию поступили многие сотни, если не тысячи византийских и поствизантийских произведений церковного искусства. Все эти многочисленные подношения в основном попадали в храмы Московского Кремля и в Образную палату при дворце, где хранились семейные и подносные иконы, кресты, реликварии-мощевики, пелены и другая «святость» русских царей. По существу это было своеобразное древлехранилище церковных памятников. До наших дней дошла опись Образцовой палаты середины XVI в., в которой упоминается множество икон «греческого письма», «с греческими подписями», либо поднесенные восточным духовенством. Кроме икон привозились деревянные резные кресты, складни, образки,

панагии, часто оправлен​ные в серебро и украшенные финифтью; стеатиты, камеи, перегородчатые и расписные эмали, серебряные и золотые кресты и реликварии-мощехранительницы. 

Состав Образной палаты не был постоянным. Отсюда иконы, кресты, мощи бра​лись царями для дворцовых покоев и придворных храмов, для вкладов в церкви и монастыри, для подарков членам царской семьи и приближенным лицам. Только в 1647-1648 гг. царь Алексей Михайлович пожаловал в новый храм Новоспасского монастыря более трехсот икон греческого и московского письма и особо иконы из подношений восточного духовенства. В 1619 г. иерусалимский патриарх Феофан поднес царю Михаилу Федоровичу «Нерукотворный образ». Пройдя сложный путь через Образную палату, молельню императрицы Анны Иоановны и Троице-Сергиеву Лавру, в 1790 г. эта икона попала в Ярославль, в церковь Параскевы Пятницы на Tyroвой горе, где стала особо почитаемой святынею. По традиции часть царских реликвий хранилась в придворном Благовещенском соборе. Именно в XVI-XVII вв. сюда посту​пили в основном из подношений восточного духовенства произведения византийского прикладного искусства, дошедшие до сегодняшнего дня. В 1775 г. более 2 тыс. икон, по распоряжению князя Г.А. Потемкина, было передано в Успенский собор Кремля.

В XVIII в., с переносом столицы в Петербург, учреждением Синода и введением так называемой «Палестинской дачи» приезды духовенства с Востока стали реже. И Образная палата стала терять свое значение древлехранилища.

Основа большинства музейных собраний древнерусского искусства была заложена еще в дореволюционное время. Это могли быть как частные коллекции, собиравшиеся старообрядцами или представителями художественной интеллигенции, в том числе и П.М. Третьяковым, так и фонды государственных музеев или епархиальных древлехранилищ, которые также создавались по инициативе государства и поддерживались им. 

В XIX в. при епархиях появились древлехранилища, куда свозили наиболее древние и почитаемые иконы, облачения. Это были своего рода церковные музеи. После революции все древлехранилища стали государственными музеями, а вот то, что оставалось в тех церквях, которые взрывали и сжигали, – гибло безвозвратно.

В том, чтобы сохранить в музеях величайшие духовные и художественные сокровища русского народа, были заинтересованы не только ученые и деятели культуры, но и многие просвещенные представители Церкви. Их сотрудничество продолжалось и в первые послереволюционные годы – до тех пор, пока общественная деятельность Русской Православной Церкви усилиями безбожного советского государства не была фактически приостановлена, а ученые, музейщики и реставраторы, оставшись в одиночестве, были вынуждены спасать как экспроприированное церковное имущество, так и то, что было оставлено в закрытых и заброшенных храмах.

В 1909 г. в Петербурге был образован музей — Древлехранилище Александро-Невской лавры.

Тогда же, в начале XX в. существовало древлехранилище Государственного Русского музея, где было собрано раннее искусство Руси. Оно состояло из коллекций русофилов Суслова, Лихачева, Плюшкина. С приходом советской власти в музее были собраны художественные ценности, конфискованные из монастырей, включая церковные святыни Александро-Невской и Свято-Троицкой Лавр.

В 1880 г. Святейший Правительствующий Синод утвердил учреждение Церковно-археологического музея при Московской Духовной Академии, который был переведён в помещение бывших Царских чертогов.

В 1917 г. коллекция церковных древностей была реквизирована, а позднее вошла в состав Сергиево-Посадского историко-художественного музея.

Воссоздание академического музея связано с возобновлением деятельности Московской Духовной Академии и Семинарии и возвращением их в 1948 г. в Троице-Сергиеву Лавру. С 1957 г. музей стал открытым для широкой аудитории. Экспозиция занимает двенадцать залов бывших Царских чертогов и насчитывает более 20 тыс. единиц хранения. В музее представлены византийские и русские иконы, церковная утварь, облачения, рукописные и старопечатные книги, предметы мелкой пластики, графика, живопись и реликвии, связанные с жизнью православных подвижников благочестия, иерархов и церковных деятелей.

Ныне сотрудники ЦАКа вносят свой вклад в процесс воссоздания Церковно-археологических музеев при духовных учебных заведениях и епархиях.

Сегодня РПЦ планирует обзавестись целой системой церковных музеев-древлехранилищ, подобных тем, что существовали до революции. Об этом заявил на заседании Общественной палаты и президиума Союза музеев России  Митрополит Калужский и Боровский Климент. Он рассчитывает на государственную поддержку этой идеи.

В рамках будущего музейного проекта церковь планирует сотрудничать с Министерством культуры и работниками светских собраний, «у которых накоплен большой опыт по сохранению памятников, их реставрации, есть современные технические средства».

После передачи в ведение Церкви комплекса Рязанского Кремля, по словам Архиепископа Рязанского и Касимовского Павла: — «…ограничивать доступ на территорию Кремля для горожан и гостей города мы не будем. Церковь призвана не отталкивать, а привлекать людей к Богу через храм. Архитектурный ансамбль всегда останется также открытым для экскурсий и прогулок. Но мы будем призывать людей, приходящих на это святое место, бережно хранить его… В результате перевода музея в новые здания и воссоздания на территории Кремля Духовного центра и церковного музея «Древлехранилище» в городе будет уже не один, а два очень крупных духовно-просветительских центра. От этого проекта не пострадает, а значительно оживится просветительная деятельность, обогатится культурная и духовная жизнь города и Рязань станет значительно привлекательнее для многочисленных туристов и паломников».

Музейные собрания при храмах и монастырях

Сегодня есть примеры удачного сотрудничества храмов, монастырей и музеев: Троице-Сергиева Лавра, московский Новодевичий монастырь (в настоящее время мы являемся свидетелями перевода монастырского комплекса из совместного с музеем исключительно в церковное ведение), очень перспективно выглядит ситуация на Соловках после того, как в 2009 году наместник Соловецкого монастыря назначен директором государственного музея.

Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь города Костромы может служить сегодня образцом решения проблемы передачи Церкви музейной собственности.

Сегодня в Ипатьевском монастыре действует Церковный историко-археологический музей. Он состоит из нескольких экспозиций, посвященных церковным древностям, а в палатах бояр Романовых действует выставка по истории царского рода.

Государственный музей переехал в центр города, в здание пожарной Каланчи на площади Сусанина. Правда, шестеро ведущих хранителей остались работать в монастыре под началом его наместника, а ныне еще и директора музея, архимандрита Иоанна.

При храмах-памятниках, посвященным каким-либо важным событиям церковной или государственной жизни, издавна существовала практика экспонировать предметы, связанные с данным событием.

В с. Пурех под Балахной в Спасо-Преображенской церкви, построенной в вотчине князя Пожарского в память освобождения Москвы от поляков, хранилось знамя, с которым ополченцы Пожарского и Минина одержали победу и семейные реликвии рода князей Пожарских, связанные с освобождением страны от иноземцев.

В Казанском соборе Санкт-Петербурга, построенном для хранения чудотворной Казанской иконы Божией Матери, хранились знамена и штандарты побежденных французских армий, ключи от городов и крепостей, взятых русскими войсками.

В московском Храме Христа Спасителя в обходной галерее на стенах помещены доски с названиями основных событий войны 1812 г., рельефы, изображающие основные моменты войны, доски с текстами важнейших документов и именами погибших, раненых, награжденных в сражениях.

По замыслу автора проекта здесь должны были размещаться трофейные знамена, ключи сдавшихся русской армии городов и другие реликвии.

Музей Храма Христа Спасителя в обходной галерее Спасо-Преображенской церкви был создан с целью сохранения и постоянного экспонирования исторических реликвий Храма Христа Спасителя. 

Особенность Музея состоит в том, что являясь городским музеем, филиалом Музея истории города Москвы, он располагается в галерее действующего храма.

Основная экспозиция музея посвящена истории Храма Христа Спасителя   памятника ратному подвигу российского народа в Отечественной войне 1812 года, — его созданию, гибели и возрождению. Особый интерес представляют подлинные экспонаты   чудом уцелевшая после взрыва, закладная доска храма Христа Спасителя 1839 г., фрагменты мемориальных плит с именами героев, произведения монументального, изобразительного и декоративно-прикладного искусства.

В храме-памятнике во имя Честных Древ Креста Господня и св. Николая Чудотворца «Спас на водах» в СПб, построенном в память погибших во время русско-японской войны 1904-1905 гг., в качестве алтарной завесы использовался Андреевский флаг. На внутренних стенах и несущих столбах были высечены названия погибших кораблей. Рядом помещались уцелевшие иконы с погибших кораблей. Ниже были высечены даты их гибели, число погибших и их имена. В храме хранилось знамя бывшего Квантунского флотского экипажа. После гибели фрегата Паллада в 1914-1915 гг. в храм была помещена мраморная доска в его память.

Храм крытой галереей был соединен с настоящим музеем, где были собраны фотографии почти всех погибших воинов и документальные свидетельства об их подвигах и о событиях русско-японской войны.

В храме-памятнике в Брюсселе на внутренних стенах храма помещены памятные доски с именами новомучеников, погибших в годы репрессий. Выделены доски с именами Царя-Мученика и членов Царской Семьи, Членов Императорской фамилии, архипастырям, духовенству, монашеству, всем русским людям – мученикам. В алтаре помещены доски с именами погибших архиереев РПЦ. В киоте находится икона небесных покровителей Царской семьи, а в конхе апсиды – образ Божией Матери «Нерушимая Стена».

В храме хранятся вещи Царской Семьи: библия Цесаревича, крест с найденными в екатеринбургской шахте нательными иконками и крестиками, икона св. Иоанна Кронштадского, бывшая в Ипатьевском доме, погон Государя и его полушубок-шинель.

В храм переданы на хранение штандарты полков, которые помещены в застекленные рамы.

На фасаде над входом в храм находится чтимая Царской Семьей икона Божией Матери Федоровская.

Церковные музейные собрания характерны и для Западной церкви

Музеи Ватикана — представляют самую богатую в мире коллекцию классического искусства, собранную благодаря заботе пап Клемента XIV, Пия VI, Пия VII и Григория XVI, которые реорганизовали и дополнили коллекцию, уже существующую в эпоху Возрождения.

Католическая церковь на протяжении веков сумела собрать и сохранить множество уникальных произведений искусства, выставленных сегодня в таких ватиканских музеях, как Пинакотека, Святой Музей и Музей египетского и этрусского искусства. Всемирно известны росписи Сикстинской капеллы, принадлежащие кисти великого Микеланджело.

В г.Бари, (Италия) в знаменитой базилике Святителя Николая Чудотворца, сооруженной в ХI в. после переноса мощей Святителя Николая из Мир в Бари, устроена зала-сокровищница, по периметру которой расположены застекленные витрины, в которых находятся драгоценные дары жертвователей.

Итальянский город Лоретто знаменит во всем мире своим собором, под сводами которого вот уже 7 веков стоит Святой Дом Богородицы. Святой Дом в Лоретто – это комната подлинного дома, в котором жила Пречистая Дева в Назарете и где Она получила благую весть от Архангела Гавриила о рождении от Нее Спасителя мира.

В 1294 году камни Святого Дома и образ Пресвятой Богородицы на доске, прибывшие со Святой Земли, были перенесены сначала в итальянский город-порт Реканати близ Анконы, а затем в Лоретто.

Снаружи Святой Дом одет в мраморную «одежду». Мраморная облицовка заменяет собой античную стену начала XIV в., воздвигнутую жителями г. Реканати в защиту Святого Дома. Работы начались в 1507 г. и были завершены к 1538 г., в них принимали участие несколько мастеров и скульпторов той эпохи. Облицовку украшают различные сцены из земной жизни Богородицы: Рождение Богородицы, Венчание, Благовещение, Перепись населения, Рождество Господа нашего Иисуса Христа, Поклонение волхвов, Успение Божией Матери.

Современные музейные экспозиции при храмах

На стрелковом полигоне НКВД «Бутово», согласно архивным данным ФСБ, только в период с 8 августа 1937 года по 19 октября 1938 года были убиты 20 тысяч 765 человек. В списке убитых на Бутовском полигоне — 939 священнослужителей и мирян Русской православной церкви, пострадавших за веру. Более 200 из них уже прославлены в лике святых и входят в Собор Бутовских новомучеников.

В храме-памятнике, построенном у Бутовского полигона, в нижнем храме устроен реликварий с богослужебными вещами, принадлежащими расстрелянным священномученикам. На стенах повешены их иконы. В притворе размещены фотографии раскопов погребальных рвов, а в музейные витрины помещены остатки обуви расстрелянных, найденные при раскопках. Здесь же находится вход в зал, где паломникам демонстрируется фильм, посвященным подвигу новомучеников в Бутово убиенных.

Новый Рождественский собор Зачатьевского монастыря построен над остатками фундаментов храмов-предшественников XVI и XIX вв., которые сами по себе являются артефактами, подлежащими сохранению. Кроме того, при масштабных раскопках, предшествовавших строительству, было обнаружено множество ценнейших археологических находок, относящихся как к периоду существования монастыря на этом месте в XIV в., так и более раннему периоду. Поэтому было принято решение строитель новый храм на монолитной плите, приподнятой над раскопом, а в образовавшемся под собором пространстве разместить музейную экспозицию археологических находок, куда войдут и остаки древних фундаментов.

При Троицком храме в пос. Удельная в помещении приходской библиотеки создана историческая комната с постоянной духовно-краеведческой экспозицией «Благословенная Удельная», где представлены уникальные фотографии, документы и экспонаты, рассказывающие об истории Троицкого храма и поселка Удельная от возникновения до наших дней. Удельная известна как место последних лет жизни священномученика Митрополита Серафима (Чичагова), а в Троицком храме служили такие выдающиеся священнослужители, как протопресвитер Иоанн (Соболев) и протоиерей Виктор Шиповальников.

Уникальный музей церковного искусства, русской истории и народного быта создан в церковно-причтовом доме при московском храме Митрофания Воронежского по благословению протоиерея Дмитрия Смирнова.

В городе Лесособирск при Крестовоздвиженском соборе существует музей современного христианского искусства, насчитывающий более трехсот произведений живописи, графики и скульптуры. Протоиерей Андрей Юревич, настоятель собора, профессиональный архитектор поясняет: «О каком именно искусстве идет речь? Есть храмовое искусство — иконы, фрески, мозаики, сама архитектура храмов — это явление Неба на земле: покой, гармония, полная победа добра над злом, торжество Божьей правды.

Светское же искусство на религиозную тему — картины, графика, скульптура — это  схватка между добром и злом, прорыв к Божьей правде — через поиск, метания, блуждания. Такое искусство — это земля, стремящаяся обрести Небеса».

Музей, созданный силами нескольких энтузиастов, сейчас ведет большую духовно-просветительскую работу. Для более глубокого изучения проблем веры и искусства в конференц-зале музея действует лекторий. В музее даже проходили межконфессиональные встречи. Получается, что музей — сложнейшая, но широкая и увлекательная площадка для проповеди Христа и Церкви.

В притворе домового храма МГУ им. М. В. Ломоносова во имя святой мученицы Татианы также проводилась выставка современного искусства «Двоесловие/Диалог». В экспозиции были представлены работы, привычные для посетителей авангардных галерей, а не храмов. Настоятель храма протоиерей Максим Козлов назвал актовый зал, который существует при храме, «местом встречи и территорией для диалога». Это еще не храм, не место для богослужения, но уже территория, за которую Церковь несет ответственность. «Я думаю, что по самому факту нахождения в стенах Московского университета мы призваны к тому, чтобы диалог между Церковью и обществом, между представителями духовного и светского образования, между интеллигенцией воцерковленной и интеллигенцией светской, но уважающей православные традиции, в этих стенах шел… Для церковного сообщества важно не оттолкнуть того, кто хочет разговаривать».», – сказал отец Максим. Сегодня речь идет не о благословении тех или иных форм современного искусства, но о начале разговора Церкви с художниками.

В домовом храме Живоначальной Троицы при Московском государственном областном университете в октябре 2010 г. проводилась выставка московского художника Владимира Куприянова «Ростов Великий. Монастырский уклад». Выставочный проект состоял из двух частей: «Ростов Великий» — фрагменты фресок руинированных храмов Ростовского района Ярославской области; «Монастырский уклад» — фотографии молодых начинающих фотографов, принимавших участие летом 2010 года в воркшопе, который проходил в скиту Свято-Введенского мужского монастыря. Работы участников вокршопа были размещены в трапезной за пределами богослужебной части храма. Восемь работ Владимира Куприянова, три из которых демонстрировались в актовом зале при храме святой Татианы в рамках выставки «Двоесловие / Диалог», были размещены почти под самым потолком домового храма МГОУ – Московского государственного областного университета. Совместимо ли творчество того или иного художника с храмовым пространством – это вопрос спорный, но когда человек делает очень нагруженные по смыслу фотографии фресок из православного храма, такой вопрос становится риторическим. Скорее на «Двоесловии» им было не место, а здесь они – там, где должны находиться», – объясняет куратор выставки диакон Федор Котрелев.

Опыт хранения древних икон при действующих храмах

Храм-музей Святителя Николая в Толмачах имеет статус домовой церкви при Третьяковской галерее. Значительная часть его убранства – экспонаты из собрания музея. Это иконы главного и боковых иконостасов, в том числе «Святитель Николай», «Сошествие Святого Духа на апостолов», а также заалтарные кресты, литургическая утварь. 

В храме-музее в специально оборудованном киоте хранится величайшая святыня и всемирно известное произведение искусства – Владимирская икона Божией Матери. В 1918 году ее изъяли из Успенского собора Кремля для реставрации, а в 1926 году передали в Государственный исторический музей. В 1930 году она была передана в Государственную Третьяковскую галерею. С сентября 1999 года икона находится в храме-музее. Ее пребывание в храме позволяет органично сочетать религиозную и художественную природу этого памятника.

В богослужебное время храм открыт для всех верующих, а в остальные часы он становится одним из залов Третьяковской галереи, в который приходят посетители музея, чтобы приобщиться к церковному искусству.

Икона «Богоматери Торопецкой» XII-XIV вв., хранившаяся последние 70 лет в Русском музее, сегодня находится в храме св. Александра Невского в подмосковном коттеджном поселке «Княжье озеро».

Перед перемещением иконы комиссия, состоявшая из экспертов музея и минкультуры, убедилась, что в «Княжьем озере» созданы все условия для хранения иконы. «Можно сказать, что в храме при помощи очень хорошего оборудования созданы идеальные условия для хранения иконы. Наша комиссия вынесла однозначное заключение, что эти условия соответствуют всем музейным нормам. Они такие же, как в нашем Русском музее», — подчеркнул заместитель директора музея.

В храме для иконы был сооружен специальный герметичный киот, который не только поддерживает условия температуры и влажности, но и в режиме онлайн транслирует сведения в Русский музей. В случае отключения электроснабжения, в течение восьми часов всегда будут работать специальные батареи, поддерживающие необходимые условия для иконы.

Передача иконы даже на время – важный символический жест по отношению ко всем верующим. Важный урок состоит и в том, что общество и государство пытается воздавать должное тем, кто берет на себя часть его функций. Тем более, что икону ведь передают в общедоступный храм, а значит всем верующим, способным и желающим ей поклониться. Увидели её уже около 40 тысяч человек.

Передача музейной иконы в храм пока единичное явление. И хотя Закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» не предусматривает передачу религиозным организациям музейных предметов церковного искусства, кроме случаев совмещения функций храма и музея, встает вопрос: кем эти предметы церковного искусства будут сохраняться? Где и какие будут нужны помещения для экспозиций и хранения? Какой режим охраны потребуется? Что такое изготовление капсул для хранения отдельных святынь? Как организовать мониторинг состояния икон? Кто, как и где будет вести реставрационные работы такого значительного объема?

А пока эмоциональные дискуссии продолжаются… И на всплеске эмоций возникает ложная дилемма: или-или. Или музей, или храм. В пылу споров исключаются совместные проекты — церковные музеи, храмы с музейными экспозициями.

Цель совместного проекта Кафедры реставрации ПСТГУ и Церковно-археологического музея Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета – способствовать сохранению памятников церковного искусства как в храмах и монастырях, так и в домашних собраниях.

Церковно-археологический музей ПСТГУ создан в 2001г. первоначально в учебно-методических целях и в связи с пожертвованием из нескольких храмов и от частных лиц большого числа икон. Музей на данный момент ведет собирательскую, исследовательскую и научно-просветительную деятельность.

С Кафедрой реставрации ПСТГУ  много лет сотрудничают Государственный исторический музей, Музей древнерусского искусства им.А.Рублева, Государственная Третьяковская галерея, Государственный музей-заповедник «Коломенское», Вологодский музей-заповедник, Муромский художественно-исторический музей, ГосНИИР, Храм-музей Софийский Собор Новгородского кремля, Троице-Сергиева Лавра, ЦАК при Тобольской Духовной семинарии, другие организации, многие монастыри и храмы  Москвы и России.    

Кафедра реставрации ПСТГУ  уникальна тем, что на признанном профессиональными кругами уровне готовит специалистов в области реставрации именно для работы в Церкви, учитывая эту специфику в учебном процессе. Они получают специализацию «Реставрация, консервация и хранение произведений станковой живописи”.

Для выпускников кафедры было бы целесообразно учредить епархиальную должность хранителей произведений церковного искусства наряду с должностью епархиального архитектора.

Церкви нужны не отдельные специалисты и не отдельные помещения, а целая система, которую предстоит создать практически с нуля. Парадокс же заключается в том, что сегодня в Церкви нет даже соответствующего административного учреждения. За культурное наследие в Церкви сегодня отвечают все и никто.

Между тем, еще в 2006 году в ходе консультаций между Управлением делами Московской Патриархии и Росохранкультурой звучали предложения по созданию Синодального отдела по культуре, в котором два основных отдела занимались бы движимым и недвижимым имуществом соответственно. Предполагалось, что такой синодальный отдел мог бы работать в тесном сотрудничестве с Росохранкультурой и его территориальными управлениями.

На встрече Святейшего Патриарха Кирилла с представителями музейного сообщества России 29 августа 2010 г. в Спасо-Андрониковом монастыре Святейший Патриарх отметил необходимость выработки механизмов взаимодействия религиозных организаций с музейным сообществом. «Мы с вами вступили в тот период, когда нужно сообща решать все эти вопросы — сохранения, использования, научной экспертизы, — сказал Святейший Патриарх Кирилл, особо отметив, что речь не идет о пересмотре имущественных прав. — Мы должны, ни в коем случае не разоряя музейные коллекции, не нанося никого ущерба нашим музеям, одновременно позаботиться о том, чтобы святыни стали доступны нашему верующему народу и чтобы они сохранялись достойно — как в храмах, так и в музеях. Очень надеюсь, что уважаемые представители музейного сообщества откликнутся на мое приглашение взаимодействовать с церковной комиссией (Комиссия по взаимодействию Русской Православной Церкви с музейным сообществом при Патриаршем совете по культуре)».

«Перед нами стоит одна цель — сохранить, приумножить и дать возможность нашему народу и духовно, и эстетически питаться великой традицией русского искусства», — заключил Святейший Патриарх Кирилл.