Интерьер храма шитье

Архитектор М.Ю. Кеслер

Церковное шитье в декоративном убранстве православного храма

Шитые элементы убранства православного храма: подвесные пелены нижнего ряда иконостаса и киотов, завесы Царских врат (катапетасмы), индития престола, хоругви, плащаницы, убор икон и сами иконы, а также литургические комплекты (покровцы, воздухи) и элементы облачений священнослужителей органично сочетаются с другими произведениями церковного искусства: фресками, мозаиками, произведениями станковой живописи, составляя с ними литургическое единство. К ним предъявляются такие же требования соблюдения канона и традиции, так как в лицевом шитье это те же иконы, только выполненные в другой технике. Древнерусское шитьё вполне сравнимо с древнерусской иконописью и недаром зовется «живописью иглой».

Шитые элементы убранства храма появляются в Византии, достигая там большого развития и высочайшего мастерства. Под 986 годом в летописи указано о принесении князю Владимиру «запоны златотканой, на ней же бе исткано второе пришествие Христово и Страшный суд». После принятия христианства на Руси, шитые элементы убранства появляются и в русских храмах, в том числе во внутренней декорировке Софийского собора в Киеве, который построили византийские мастера: «и украси ю всякою красотою, золотом и камением многоценным и паволоками». До этого искусство художественного шитья было уже известно на Руси и бытовало в орнаментации народных вышивок. А уже к ХП веку произведения шитья русских мастеров распространяются за пределами Руси. Так, в описях афонского монастыря Ксилургу за 1143 годом имеется упоминание о русской работы пелены с золотым обрамлением, крестом и двумя птицами. Эта традиция была продолжена и впоследствии. Так, в 1556 году первая жена царя Иоанна Грозного жертвует в Хиландарский монастырь на Афоне завесу к Царским вратам, на которой вышита вязью торжественная надпись с упоминанием того, что «…сделана катапетасма сия в преименитом граде Москве… в святую гору в Хиландар монастырь сербский». Завеса исполнена в форме удлиненного прямоугольника; в средней части вышита композиция «Преста царица», окруженная с трех сторон обрамлением, состоящим из 31 поясного изображения различных святых. Фигуры даны в удлиненных пропорциях, их отличает плоскостность, графичность и некоторая условность. Известный исследователь древнерусского искусства Н.П.Кондаков так описывает эту завесу: «Завеса шита по дымчатому брокату венецианских фабрик, затканному густо цветами, золотом, серебром, шелками: голубым, малиновым, красным и золотистым… Работа исполнена в царских мастерских, а знаменили, очевидно, первые иконописцы двора».

В древнерусских летописях есть свидетельства работы над произведениями шитья иконописцев, дававших вышивальщицам рисунок композиции в красках. Так, например, «июля 26-го иконописец Марко Матвеев да Третьяк Гаврилов знаменили 14 дней образ Богородицы Владимирские, а около образа дванадесятые праздники по бумаге и красками цветили и по тафте знаменовали». Здесь видно участие двух иконописцев, длительность работы и технику нанесения рисунка на материале. Художник «знаменил», то есть наносил рисунок на бумагу или непосредственно на ткань тонкими штрихами мела, чернилами или белилами. Сами мастерицы с большим вкусом и знанием художественных возможностей материалов воплощали нитями шелка, золота и серебра замысел иконописца, творчески претворяя его в шитье.

Под иконы подвешивались пелены, часто повторявшие изображение иконы. Такое наблюдение в Троицком соборе Кремля сделал посетивший Москву в середине ХУП века архидиакон Павел Аллепский: «Мы больше всего удивились на пелены икон; нам казалось, что сверху до низу всё иконы, что изображение на доске и шитое на материи одно и то же. Красота венца увеличивается множеством образков в виде маленьких золотых солнц среди драгоценных каменьев и жемчуга». Монументальные шитые «воздухи» до ХУШ века выносились из алтаря во время «великого входа», который подробно описывает Павел Аллепский: «Когда мы вышли с великим выходом, множество священников шли с тремя плащаницами: одна — с изображением снятия Господа с Креста, с узорами и письменами кругом, все из крупного жемчуга, которого так много, что кажется, будто это рассыпанный горох; вторая плащаница вышитая: от превосходного цвета одежд и лиц кажется, будто это нарисовано красками; такая же и третья».

Шитье применялось и для драгоценного украшения предметов облачения. Митры покрывались лицевым шитьем, на саккосах вышивались изображения праздников и святых, поручи украшались орнаментальным шитьем, иногда с жемчугом. В ХУП веке облачения иногда сплошь покрывалось вышивкой, передающей сложные композиции на евангельские темы или на темы песнопений, и, таким образом, облачения превращались как бы в движущийся иконостас. Шитые пелены, украшавшие стены храмов, могли иметь достаточно большие размеры. В Древней Руси существовал обычай в праздничный день вывешивать наружу драгоценные облачения и ткани ризницы.

В древнерусском государстве, не имевшем собственного производства шелковых тканей, для фона использовались привозные ткани с узорами – итальянские, персидские, турецкие. Произведения шитья в ХУ1 веке были обильно украшены жемчугом, драгоценными камнями, золотом и серебром. Декоративность и монументальность узоров тканей с полнозвучной красочной гаммой, их обилие как неподвижных на стенах храма, так и в живых складках движущихся фигур клира, все это создавало живописную картину великолепия и роскоши, созвучную краскам фресок и мерцающим золотом мозаик.

Интересным образцом является шитый иконостас походной церкви царя Алексея Михайловича. Он был исполнен в 1592 году повелением царя Федора Иоанновича и царицы Ирины Федоровны. Иконостас состоял из четырех ярусов. В нижнем ярусе было четыре местные иконы. Второй ряд занимал поясной деисусный чин. В третьем ряду были небольшие иконы праздников. Над праздниками помещался поясной пророческий чин из 13 фигур. Завершался иконостас шитой летописью. Иконостас был вышит золотыми и серебряными нитями по темно-малиновому с лиловым оттенком фону. В ХУШ веке изображения были переложены на темно-зеленый бархат.

Художественные традиции древнерусского шитья прервались на рубеже ХУП-ХУШ веков, когда всё русское искусство вступило в новую стадию своего развития. В произведениях шитья наблюдается характерное для искусства ХУШ-Х1Х веков направление в сторону реалистической трактовки сюжетов, театральности поз фигур. Так, плащаница, вышитая шелками по эскизу В.М.Васнецова для Владимирского собора в Киеве, отличается живописной манерой, в которой выполнена им роспись самого собора

Сегодня стилистика шитых предметов не обязательно сочетается со стилистикой храмовой архитектуры, росписи и иконостаса ввиду того, что эти предметы декоративного убранства храма могут появиться не одновременно с его возведением, а могут быть перенесены из другого храма или появиться в нем значительно позже в виде пожертвования.

В заключение этого короткого исторического обзора шитых элементов убранства православного храма целесообразно добавить сведения о символике богослужебных цветов, используемых в облачениях престола, жертвенника, аналойника и богослужебных одеяний духовенства. В зависимости от празднуемого Церковью дня памяти святого или священного события эти облачения могут быть того или иного цвета. Девять цветов облачений (белый, красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый, черный) соотносятся с шестью группами церковных праздников.

Золотой (желтый) цвет облачений, являющийся цветом славы и достоинства, используется в дни памяти Господа Иисуса Христа и особых помазанников Божиих – пророков, апостолов и святителей.

Голубой цвет облачений, цвет неба, используется в дни памяти Пресвятой Богородицы, Бесплотных сил, дев и девственников.

Фиолетовый и темно-красный цвет облачений используются в дни памяти Креста Господня, так как в фиолетовом цвете соединены два цвета – красный (цвет Крови Христовой) и синий (цвет неба, к которому открывается путь через Крест).

Красный цвет облачений используется в дни памяти мучеников, так как это цвет крови и символ пламенной любви Бога к человеку.

Зеленый цвет облачений, соединяющий в себе два цвета: желтый и голубой, используется в дни памяти преподобных, подвижников, юродивых, а также в день Святой Троицы, Вход Господень в Иерусалим и день Святого Духа. Он свидетельствует о том, что монашеский подвиг оживотворяет человека соединением с Христом (желтый цвет) и благодатью Святого Духа возносит его на небо (голубой цвет).

Черный цвет облачений используется в период Великого поста, а в период других постов – тёмно-синий, фиолетовый, темно-зеленый и темно-красный. Темные цвет является символом отречения от мирской суеты, цветом плача и покаяния.

Белый цвет, объединяющий в себе все цвета радуги, является символом Божественного нетварного цвета. В белых облачениях совершаются богослужения Рождества Христова, Богоявления, Вознесения, Преображения; в них начинается Пасхальная утреня.